О достоверности различных историй из жизни сподвижников

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного

Хвала Аллаху – Господу миров, мир и благословение Аллаха нашему пророку Мухаммаду, членам его семьи и всем его сподвижникам!

А затем:

История о том, как сподвижники шли по воде

Есть несколько событий, в которых говорится о том, что сподвижники шли по воде. Одна из них — история с Са’адом ибн Аби Уаккъасом и его спутниками, которые пошли по реке во время сражения с персами при аль-Къадисии. Другая история о аль-‘Аля ибн аль-Хадрами, когда он был послан в Бахрейн, как он прошел по морю со своим отрядом.

Историю с Са’дом приводят ат-Табари в «ат-Тарих» 4/10-11, Ибн Хайят в «ат-Тарих» 134 и др. И о ее достоверности я не смог найти никаких слов ученых, но на это опирались и приводили ее многие имамы, включая Ибн Касира. Что касается истории аль-‘Аля ибн аль-Хадрами, то ее приводят имам аль-Байхакъи в «ад-Даляиль ан-нубууа» 6/51, Ибн Аби ад-Дунья в «Муджаби ад-да’уа» 40, и др:

Зияд ибн Худайр рассказывал: “Когда аль-‘Аля ибн аль-Хадрами решил перебраться к Бахрайну через море, он воззвал к Аллаху трижды словами: «Я Халим, я Хаким, я ‘Алий, я ‘Алим». После чего он и его спутники пошли по морю”.

Эта история передается различными путями, однако как сказал шейх Машхур в тахкыкъ «Муджаляса уа джауахир аль-‘ильм» 2/73 все версии этой истории не лишены слабости, где-то иснад прерывается, где-то неизвестные передатчики, а где-то слабые. Однако на эту историю опирались многие имамы, например, ее приводил имам аль-Лялькаи в своей книге о чудесах приближенных к Аллаху “Карамат аулия Аллах” 149-151.

А хафиз Ибн ‘Абдуль-Барр своей книге о биографии сподвижников сказал о аль-‘Аля ибн аль-Хадрами: “Он был из тех, кто получил ответ на свою мольбу, и он перешел море после слов, которыми воззвал к Аллаху. И эта история известная от него”. См. “аль-Итий’аб” 3/1087.

Но достоверно передается, что известный имам из числа таби’инов Абу Идрис аль-Хауляни однажды прошел по воде, как это рассказывал Сулейман ибн Мугъира. Эту историю привел имам аль-Байхакъи в «ад-Даляиль ан-нубууа» 6/53 и сказал, что иснад ее достоверный.
Аллаху а’лям.

Закапывал ли Умар ибн аль-Хаттаб свою новорожденную дочь во времена джахилии?

Среди многих мусульман бытует мнение о том, что якобы Умар ибн аль-Хаттаб закопал во времена джахилии свою новорожденную дочь. Якобы Умар рассказывал, что есть две вещи совершенные им во времена джахилии. От одной ему хочется плакать, а от другой смеяться. Первая, когда закапывал свою дочь, взявшая его при этом за бороду, а вторая, что он съел когда был голодным идола из фиников.

На самом деле это ложь, и Умар не закапывал свою новорожденную дочь! Да, известно, что во времена джахилии среди некоторых арабов-язычников бытовал такой скверный и отвратительный обычай, как закапывание новорожденных девочек. Однако не все они придерживались такой омерзительной традиции! Но ‘Умар и его племя не были из числа тех, кто следовал этому, а иначе почему он не закопал свою старшую дочь Хафсу — ставшей женой посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)?! Ведь она родилась у него за пять лет до начала пророческой миссии. См. “аль-Исаба” 7/582.

Доктор Абуду-Ссалям ибн Мухсин Али Иса в своей научной работе, посвященной историям о Умаре, сказал, что он не смог найти источника у этой истории. См. “Дираса накъдия филь-маруият фи шахсия Умар ибн аль-Хаттаб уа сиясатихи аль-идария” 111-112.

Что касается этой выдуманной истории о Умаре, то она приводится в книгах лживых-рафидитов, например в книге “аль-Анауар ан-ни’мания” скверного лжеца-рафидита по имени Ни’матуллах аль-Джазаири, скончавшегося более 300 лет назад.

Правда ли, что Хинд бинт Утба съела печень Хамзы ибн Абдуль-Муталиба до принятия ею Ислама?

Также среди многих мусульман бытует мнение о том, что Хинд — жена Абу Суфьяна, велела эфиопскому рабу по имени Уахши убить Хамзу. И что якобы, когда тот это сделал во время сражения при Ухуде, она съела его печень.
На самом деле эта история недостоверна.

Во-первых, раб Уахши принадлежал не Хинд, а Джубайру ибн Мут’иму.

Во-вторых, послал его убить Хамзу именно Джубайр, обещав Уахши освободить его за это, поскольку Хамза в битве при Бадре убил Ту‘айму ибн ‘Ади дядю Джубайра. Сообщается, что ‘Убайдуллах ибн ‘Ади как-то попросил Уахши: “Не расскажешь ли ты мне о том, как был убит Хамза?”  Тот сказал: “Да. В битве при Бадре Хамза убил Ту‘айму ибн ‘Ади ибн аль-Хийара, после чего мой хозяин Джубайр бин Мут‘им сказал мне: “Если ты убьешь Хамзу за моего дядю, то получишь свободу”. И в год сражения при Ухуде люди выступили из Мекки, а я отправился на эту битву вместе с ними. Когда они выстроились в ряд, вышел Сиба’ и закричал: “Примет ли кто-нибудь вызов?” К нему вышел Хамза ибн ‘Абдуль-Мутталиб и сказал: “О Сиба’, о сын Умм Анмар, которая делает обрезание женщинам, как смеешь ты сопротивляться Аллаху и Его посланнику?” А потом он напал на него и убил, будто его и не было. Я же прятался за камнем, подстерегая Хамзу, а когда он приблизился ко мне, бросил в него свое копье, которое вошло в его тело в нижней части живота и вышло меж его ягодиц, из-за чего он и умер. Когда же люди стали возвращаться (в Мекку), я вернулся вместе с ними и жил там до тех пор, пока Ислам не распространился. Тогда я перебрался в Таиф, а потом его жители решили направить посланцев к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и мне сказали: “Он не причиняет вреда посланцам”. Тогда я отправился вместе с ними к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и явился к нему. Увидев меня, он спросил: “Так это ты Уахши?!” Я ответил: “Да”. Он спросил: “Это ты убил Хамзу?” Я ответил: “Да, дело было так, как тебе рассказали”. Тогда он сказал: “Можешь ли ты сделать так, чтобы я больше не видел твоего лица?” И я ушел, а когда посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) умер и появился лжепророк Мусайлима, я сказал себе: “Я обязательно отправлюсь к Мусайлиме! Может быть, мне удастся убить его и так рассчитаться за (грех) смерти Хамзы”. После этого я отправился вместе с людьми сражаться с Мусайлимой, и во время сражения, случилось то, что случилось: я неожиданно увидел стоявшего в проломе в стены человека с растрепанными волосами, который был похож на верблюда пепельного цвета. И я бросил в него свое копье, которое вошло ему в грудь и вышло между лопаток, после чего на него бросился один человек из числа ансаров и ударил его мечом по голове». аль-Бухари 4072.

Таким образом, не было никакой связи у Хинд с Хамзой, чтобы она заказала убить его и тем более съела его печень, или как еще рассказывают, сделала себе ожерелье из ушей и носов убитых мусульман и т.п.

Однако, к сожалению, в наше время, когда мусульмане упоминают Хинд, то она напоминает им то, что она якобы съела печень Хамзы, тогда как она этого не делала даже до принятия ею Ислама. Но зато мало кто из мусульман знает, что «Хинд была одной из лучших женщин курайшитов и самой умной из них, у которой были красивые стихи». См. “Тарих аль-Ислям” 2/108.

Мало кто знает, что когда она приняла Ислам, ее Ислам был прекрасным! ‘Аиша рассказывала: “Однажды к пророку (мир ему и благословение Аллаха) пришла Хинд бинт ‘Утба и сказала ему: “О посланник Аллаха, прежде не было на земле семьи, которой я желала бы познать унижение так же сильно, как твоей семье, а сегодня нет такой семьи на земле, которой я желала бы такой же славы, как твоей семье!” На это пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал ей: «Клянусь Тем, в Чьей Руке душа моя, и еще!» аль-Бухари 3825.

Слово «айдан» (еще) ученые поняли по разному. Одни сказали, что смысл этих слов в том, что к иману Хинд и ее любви к пророку (мир ему и благословение Аллаха) еще прибавится иман и любовь.

А другие сказали, что слово «айдан» значит (я тоже), т.е. я тоже люблю вашу семью сильно. См. “Умдатуль-Къари” 16/391.

Как бы ни было, в этих словах пророк (мир ему и благословение Аллаха) подтвердил правоту ее слов, как сказал имам Ибн ат-Тин! См. “Фатхуль-Бари” 7/179.

Правда ли, что Са’да ибн Убаду убили джинны?

Мухаммад ибн Сирин рассказывал: “Когда Са’д ибн ‘Убада однажды мочился стоя, он умер, так как его убили джины, и стали говорить: «Мы убили господина племени Хазрадж – Са’да ибн ‘Убаду!»”

Это сообщение приводят ат-Табарани в “аль-Кабир” и Ибн Са’д в “ат-Табакъат” 3/617. Иснад этого сообщения слабый, поскольку прерванный, так как Мухаммад ибн Сирин не застал Са’да ибн ‘Убаду, как это сказал хафиз аль-Хайсами. См. “Маджма’у-ззауаид” 1/206. Также подобное сообщение передается и от Къатады, что приводит ‘Абдур-Раззакъ 3/597. Однако и этот иснад слабый, так как Къатада тоже не застал Са’да, о чем также сообщил хафиз аль-Хайсами. См. “Маджма’у-ззауаид” 1/206.

Также это сообщение передается и через другой иснад, но он еще слабей упомянутых, поскольку в нем передатчик по имени аль-Уакъиди, который является неприемлемым, и передатчик Яхья ибн Абдуль-Азиз, который является неизвестным. См. “аль-Джарх уа-тта’диль” 9/171.

По этой причине шейх аль-Альбани говорил в «Сильсилятуль-худа уа-ннур» об этой истории: “Она не достоверная, несмотря на то, что является известной среди историков. Я не нашел у нее достоверного иснада!”

Однако несмотря на это, следует упомянуть, как сказал доктор Абдуллах ат-Тууайджири в тахкыкъ “аль-Маталиб аль-‘алия” согласованной с шейхом Са’дом аш-Шасри, что все историки передавали о смерти Са’да ибн ‘Убады именно такую версию, как например, аз-Захаби и др. А хафиз Ибн ‘Абдуль-Барр и имам Ибн аль-Асир вообще сказали: “Не было разногласий в том, что его нашли мертвым в месте купания, когда к нему подошли, люди не поняли, что он умер, пока не услышали слова, не видя никого: «Мы убили Са’да»”. См. “аль-Истий’аб” 2/40, “Усдуль-гъаба” 2/384.

По этой причине и по причине самой достоверной версии об этой истории от Мухаммада ибн Сирина, она усиливается, и это указывает на то, что данная история имеет основу, несмотря на то, что со стороны науки о хадисах эта история не достоверна. См. “Тахкыкъ аль-Маталиб аль-‘алия” 2/177-180.

Об истории между халифом ‘Али ибн Аби Талибом и иудеем относительно кольчуги

История относительно спора между великим сподвижником ‘Али ибн Аби Талибом (да будет доволен им Аллах) и иудеем по поводу его кольчуги известна многим, ее часто рассказывают в качестве справедливости Ислама многие проповедники, историки и простые мусульмане.

Однако многие желают знать ее достоверность, и на этом саляф-форуме как-то давно этот вопрос также поднимался. Наткнувшись сейчас на небольшое исследование относительно данной темы, я решил поделиться этим для пользы. Для тех, кто не слышал ее, то коротко суть ее такова:

Язид ат-Тайми рассказывал, что однажды ‘Али ибн Аби Талиб нашел свою утерянную кольчугу у одного иудея, которую он опознал. Когда он потребовал ее назад, иудей сказал, что это его кольчуга, а затем сказал, что их рассудит исламский судья. После этого они пришли к Шурайху, который когда услышал их историю, потребовал от ‘Али два свидетеля в качестве доказательства на то, что эта кольчуга принадлежит ему. Однако у ‘Али не было свидетелей, кроме его раба и сына. Тогда Шурайх сказал, что свидетельства раба он принимает, а вот свидетельство сына против отца не принимается. Тогда ‘Али согласился с решением судьи оставить кольчугу иудею из-за отсутствия доказательств, после чего удалился. А удивленный увиденным иудей встал и воскликнул: «Я свидетельствую, что это — нрав пророков, и что это религия истины и что эта кольчуга принадлежит Али! И я свидетельствую, что нет божества кроме Аллаха, и что Мухаммад — посланник Аллаха!»

Эту историю приводит Абу Ну’айм в книге «аль-Хилья» 4/139. Шейх Мукъбиль в работе под названием «Достоверного достаточно для того, чтобы не использовать слабые и выдуманные хадисы и истории» сказал, что в иснаде этого сообщения передатчик по прозвищу Абу Самир, которого назвали отвергаемым имамы аль-Бухари, Абу Хатим и др.

А про саму эту историю имамы аль-Джузкъани и Ибн аль-Джаузи сказали, что она ложная. См. “аль-Абатыль” 2/197, “аль-‘Иляль аль-мутанахия” 2/883.

Также у этой истории есть другая и версия, которая приводится в «Ахбар аль-къуда» 2/194, которая также является не достоверной. Имам аль-Байхакъи сказал: “Эта история передается также через другой иснад, и тоже является слабой”. См. “ас-Сунан аль-кубра” 10/136.

И шейх Мукъбиль назвал недостоверной эту версию, и сказал в итоге: “Стало известно, что эта история не достоверна, а что касается справедливости Ислама, то об этом и так известно и без этой истории”.

Забил ли Умар ибн аль-Хаттаб до смерти своего сына за прелюбодеяние?

Среди мусульман распространена очередная выдуманная и длинная история о том, как якобы Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах) узнав, что его сын совершил прелюбодеяние, подверг его наказанию, от которого тот скончался.

На самом деле данную историю выдумали лжецы из числа шиитов и им подобных, чтобы тем самым порочить сподвижников, приписывая им прелюбодеяние, убийство собственного сына и проявление жестокости к нему в этот момент, или же это выдумали къуссасы, чтобы вызывать слезы этим рассказом у женщин и несведущих мусульман, прикрывая это якобы религиозной ревностью за шариат, и т.п.

Данную историю приводит ас-Самаркъанди в книге «Танбих аль-гъафилин». В этой истории множество проблем, как со стороны ее иснада, т.е. достоверности, так и со стороны ее смысла (матн).

Во-первых, иснад этой истории является прерванным, так как Са’ид ибн Масрукъ не застал Умара, и более того, как сказал имам аль-Миззи, он не передавал хадисов ни от одного сподвижника.

Во-вторых, в иснаде этой истории есть неизвестный передатчик (маджхуль).

В-третьих, в иснаде этой истории есть лжец по имени Абдуль-Макъсуд, о котором имам Ибн Хиббан говорил: «Он выдумывал хадисы и приписывал их правдивым передатчикам. Не дозволено записывать его хадисы!»

По этой причине хафиз Ибн Хаджар, в биографии упоминаемого в рассказе сына Умара, писал: «Абу Шахма — сын Умара ибн аль-Хаттаба. В отношении него передается недостоверный рассказ, что его отец подверг его наказанию за прелюбодеяние». См. «аль-Исаба» 7/210.

А имам Ибн аль-Джаузи поместил этот рассказ в свою книгу о ложных хадисах «аль-Мауду’ат» под главой о том, что ложно приписывали сподвижникам, и сказал: «Этот рассказ ложный, который выдумали невежды, чтобы он стал причиной слез простого люда и женщин! Они приписали в нем различную скверну и то, что не подобает Умару и другим сподвижникам!» См. «аль-Мауду’ат» 3/274.

Это что касается данной истории со стороны ее достоверности. Что же касается ее содержания, то в ней множество «ляпов», которые указывают на то, что у выдумавших данную историю нет знаний о религии и о сподвижниках. Например, приписывание сыну Умара, что он пил вино с иудеем по имени Насика. Упоминание того, что Умар отказался дать выпить воду сыну при наказании, которого томила жажда. Упоминание его матерью о том, что она сделает за каждый удар Хадж, и т.п.

Что касается того, что на самом деле произошло с сыном Умара, то на это указывает совершенно иная и достоверная история, в отличии от упомянутой:

Ибн ‘Умар рассказывал: “Однажды мой брат ‘Абдуррахман ибн ‘Умар и Абу Сару’а ибн Харис выпили и опьянели, когда они были в Египте во время правления ‘Умара. Когда же рассвело, они отправились к ‘Амру ибн аль-‘Асу, который был наместником в Египте и сказали: «Отчисти нас, поистине, мы опьянели от того, что выпили!» Когда мой брат рассказал мне о том, что он опьянел, я сказал ему: «Зайди в дом, я очищу тебя», и я не знал, что они были у ‘Амра. Он сообщил мне о том, что был у Амра и рассказал ему о случившемся. Я сказал ему: «Не следует брить голову перед людьми, зайди в дом, я побрею тебя», ибо когда совершали наказание, то люди брились перед этим. После того, как я побрил его, ‘Амр высек их. Когда об этом услышал ‘Умар, он написал ‘Амру, чтобы тот направил к нему ‘Абдуррахмана. Когда ‘Амр сделал это, ‘Умар побил и наказал ‘Абдуррахмана за его положение перед ним (т.е. наказал как сына), а затем отправил назад. Он был здоровым месяц, после чего пришло его время, он заболел и умер. Многие люди считали, что он умер по причине наказания ‘Умара, тогда как он умер не по этой причине!” ‘Абдур-Раззакъ 9/232, аль-Байхакъи 8/312. Имам аль-Къасталяни и хафиз Ибн Хаджар подтвердили достоверность. См. “Иршад ас-сарий” 9/439, “аль-Исаба” 3/72.

Вот что на самом деле произошло, и отличие данной истории от вышеупомянутой, очевидно!

Во-первых, сын Умара не совершал прелюбодеяние, а выпил, что безусловно не одно и то же. Более того, выпили они не вино, и не сознательно, а выпили набиз из винограда, не ожидая того, что они опьянеют. Имам Ибн аль-Джаузи говорил: “Не является странным тот факт, что они выпили набиз, будучи истолковывающими и не ожидая того, что они опьянеют. И ‘Умар побил его в качестве воспитания, а не наказания, и умер он уже после этого”. См. “аль-Мауду’ат» 3/275.

Во-вторых, ‘Абдуррахман сам пришел для того, чтобы над ним применили наказание, дабы не отвечать за это перед Аллахом в мире ином, несмотря на то, что он не желал опьянения.

В-третьих, как говорит Ибн аль-Джаузи, ‘Умар ибн аль-Хаттаб не бил его в качестве наказания (хадд), а бил его как отец бьет сына за проступок, так как в качестве наказания их высек уже аль-‘Амр.

В-четвертых, ‘Абдуррахман не умер во время наказания ‘Умара, а умер по причине болезни, когда пришел его срок, о чем свидетельствует его родной брат ‘Абдуллах ибн ‘Умар. А имам ан-Науауи говорил: “Иракцы говорят, что сын ‘Умара умер под ударами его плети, однако это заблуждение!” См. “Тахзиб аль-асма” 1/300.

Однако, как мы видим, так ошибочно к сожалению уже полагают не только иракцы!
Никто не утверждает и не пытается выставить сподвижников безгрешными и безошибочными. Нет. Все люди ошибаются и грешат, как об этом говорится в хадисах. Однако это не дает право никому приписывать сподвижникам — величайшим людям этой общины — то, к чему они непричастны, и обвинять их в тех мерзостях и грехах, которые они не совершали!

История о том, как Умар ибн аль-Хаттаб написал письмо реке Нил

«Сообщается, что когда мусульмане овладели Египтом, наместником там стал Амр ибн аль-Асс. А у египтян был языческий обычай, который они практиковали до Ислама, а это то, что они брали каждый год девственницу и бросали ее в Нил, чтобы река разливалась и не высохла. И когда египтяне пришли к правителю и рассказали ему про эту традицию, Амр ответил им: «Этого не будет в Исламе!» Затем он написал письмо Умару ибн аль-Хаттабу об этом, на что Умар ему ответил: «Когда до тебя дойдет мое письмо, брось его в реку». А в письме этом было: «От раба Аллаха — амира правоверных реке Нил! Если ты течешь сама по себе, то можешь не течь, однако Аллах Всевышний заставляет течь тебя, и мы просим Его заставить тебя течь!» После того, как эту бумажку бросили в Нил, вода разлилась за ночь на шестнадцать локтей. И таким образом Аллах избавил египтян от этого обычая».

Эту историю приводят Абу аш-Шейх в «аль-Азама» 4/142, аль-Лялькаи в «Карамат аулия Аллах» 66, Ибн Асакир в «Тарих ад-Димашкъ» 44/336 и др.

Я нашел слова одного мисрийского исследователя Али Хашиша, который сказал в «Тахзир ад-да’ия мин кысас аль-уахия», что эта история недостоверна. Причина этого в передатчике по имени Ибн Ляхи’а, в отношении которого имамы джарха и та’диля разногласили много. Кто-то читал его слабым вообще, а кто-то считал надежным, однако делал оговорку и говорил, что после того, как его книги сгорели, он стал передавать отвергаемые хадисы. Однако шейх аль-Альбани говорил, что большинство имамов не принимали хадисы Ибн Ляхи’и ни до того, как сгорели его книги, ни после. А некоторые имамы говорили, что если он передает хадисы от Ибн аль-Мубарака, Ибн Уахба и аль-Мукъри, то его хадисы приемлемые. Но даже если принять во внимание эту оговорку, то данное сообщение он не передает ни от одного из них.

Также в этой истории и другой передатчик по имени Хани ибн аль-Мутауакаль, о котором имам Ибн Хиббан в «аль-Маджрухин» сказал: «Нельзя опираться на него ни в каком случае». А хафиз аль-Хайсами в «Маджма’у-ззауаид» сказал о нем: «Хани — слабый передатчик».

История о том, как Ислам проник в сердце Умара ибн аль-Хаттаба

История о принятии Умаром Ислама, в той версии, в которой она приводится у Мубаракфури: «Немного остыв и заметив, что по лицу его сестры течёт кровь, Умар пожалел о содеянном, устыдился и сказал: “Дайте мне тот свиток, который у вас находится, чтобы я прочитал его”. На это его сестра сказала: “Поистине, ты нечист, а касаться его могут только чистые, иди же и омойся!». И Умар совершил полное омовение, а потом взял в руки свиток…».

Данная история приводится у Ибн Са’да в «Табакъат аль-Кубра» (3/267), аль-Байхакъи в «Дяляиль ан-Нубувва» (2/93), а также сокращенно в «Сунан» (1/88), у Даракъутни (1/123) тоже сокращенно, у ибн аль-Джаузи в «Манакъыб ‘Умар» (15 стр.), у ибн ‘Асакира в «Тарихъ ад-Димашкъ» (44/22), у Хакима в «аль-Мустадрак» (4/66: №6897), у Абу Ну’ейма в «Ма’рифату ас-сахаба», у ибн Шибха в «Тарихъ аль-Мадина» (2/222-224).

Все они приводят через передачу (риваят) Исхакъа ибн Йусуфа аль-Азракъа (надежный передатчик), а он в свою очередь от аль-Къасима ибн ‘Усмана аль-Басри, которого аль-‘Укъейли упомянул в своем сборнике о слабых передатчиках «ад-Ду’афа» (3/480). Также имам аз-Захаби в «Мизан аль-и’тидаль» (3/375) сказал о нем: «Бухари говорил: «У него есть хадисы, за которыми не надо следовать…», поэтому я (аз-Захаби) говорю: «…он передавал историю про принятие Ислама ‘Умаром, которая является крайне слабой и отвергаемой (мункар)».

Также примечательно что сам Ибн Исхакъ, с чьих слов данная история записана в «Сире ибн Хишама» (4/123-426) передает ее следующим образом: «Дошло (балягъ) до меня, что Ислам ‘Умар принял так…», а ведь известно, что выражения подобные «дошло до меня» и т.д. указывают на обрыв цепочки передатчиков (инкъита’).

Эта же история приводится у аль-Балязури в «Ансаб аль-ашраф» (стр.137-141) и у Абу Йа’ли в «Матолиб аль-‘Алия» через путь передачи аль-Уакъыди, хадисы которого не принимались (матрук).

Также эту историю привел Хаким в «аль-Мустадрак» (4/59-60) по следующей цепочке: «Сообщил нам ‘Абдур-Рахман ибн Хамдан аль-Джалляб, которому рассказал Мухаммад ибн Ахмад ибн аль-Уалид аль-Антоки, которому рассказал Исхакъ ибн Ибрахим аль-Хунейни, которому рассказал Усама ибн Зейд ибн Аслям со слов своего отца от ‘Умара». Этот иснад также является слабым (да’иф), поскольку в нем присутствует передатчик Мухаммад ибн Ахмад аль-Антоки, о котором ибн Абу Хатим в «Джарх уа ат-та’диль» (2/74) писал: «Моего отца спрашивали о нем и он ответил, что он — шейх (старик)». Имам аз-Захаби в «Мизан аль-И’тидаль» (2/385) так комментирует эти слова Абу Хатима: «Оценка его как шейха (старика) сама по себе еще не служит основанием для его дискредитации и непринятии его сообщений (джарх), однако это выражение «шейх» (в другом значении «ученый») также может использоваться как одобрение (таусикъ). Но все же при детальном исследовании вам станет ясно, что сообщения этого передатчика не могут служить доводом».

Также в цепочке сообщения присутствует слабый передатчик Исхакъ ибн Ибрахим аль-Хунейни. См. «Ат-такъриб» (99). Усама ибн Зейд ибн Аслям также слабый передатчик, по причине плохой памяти. См. «Ат-такъриб» (99). Именно поэтому аз-Захаби в своем «аль-Истидраке» назвал эту историю «Очень слабой (уахин) с прерванным иснадом».

Шурайх ибн Убайдуллах рассказывал: «Однажды Умар решил заночевать вне своего дома, пришел в харам и зашел за покров Каабы. В это время пророк (мир ему и благословение Аллаха), который стоял рядом и совершал молитву, начал читать аяты суры “аль-Хакъа”. ‘Умар стал слушать слова Корана, ему это понравилось и он сказал себе: “Клянусь Аллахом, он – поэт, как и говорят курайшиты!” И пророк (мир ему и благословение Аллаха) прочитал слова Аллаха: «Поистине, это – слова благородного посланника, а не слова (какого-то) поэта! Мало вы веруете!» (аль-Хакъа, 40–41), он сказал себе: “Да он – прорицатель!» После этого пророк (мир ему и благословение Аллаха) прочитал аяты: «И это не слова прорицателя: мало вы поучаетесь! Это – ниспослание от Господа миров» (аль-Хакъа, 42–43), а потом ‘Умар говорил: “И тогда Ислам проник в мое сердце”.

Эту историю приводят Ахмад 1/17, Ибн Хишам 1/348-349 и Ибн аль-Джаузи в «Манакъиб ‘Умар» 6-7. Также ее приводит и шейх аль-Мубаракфури в своей Сире. Эта история является слабой, поскольку иснад этого сообщения является прерванным, так как Шурайх не застал Умара.

Хафиз аль-Хайсами сказал: «Этот хадис приводит ат-Табарани, и Шурайх не застал Умара». См. «Маджма’у-ззауаид» 9/62.
И шейх Ахмад Шакир назвал по этой причине иснад слабым. См. «Тахкыкъ аль-Муснад» 107.

Некоторые достоверные хадисы и асары, связанные с Исламом Умара:

От Ибн ‘Умара сообщается, что посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) обращался к Аллаху со следующей мольбой: «О Аллах, возвеличь Ислам тем, из этих двух, кто любимей Тебе: Абу Джахлем или ‘Умаром ибн аль-Хаттабом!», и Ибн ‘Умар сказал: “И из них оказался Аллаху любимей ‘Умар”. ат-Тирмизи 3764, аль-Хаким 3/83, Ибн Са’д 3/237. Достоверность хадиса подтвердили имамы Абу ‘Иса ат-Тирмизи, аль-Хаким, аз-Захаби и аль-Альбани.

Ибн Мас’уд рассказывал: “Я видел нас, когда мы не могли открыто молиться возле Ка’бы, пока Ислам не принял Умар. Когда же он принял Ислам, он стал бороться с многобожниками, пока они не позволили нам молиться возле нее”. Ибн Са’д 3/270, Ибн Абу Шайба 2/226. Иснад достоверный.

Ибн ‘Умар рассказывал: “Когда ‘Умар принял Ислам, он сказал: «Кто из курайшитов быстрее всех разносит слухи?» Ему сказали: “Джамиль ибн Ма‘мар аль-Джумахи”. Он отправился к нему, а я пошел за ним следом, чтобы посмотреть, что он будет делать. А в это время я был мальчиком, который уже понимал то, что видел. Придя к нему, ‘Умар сказал: “Знаешь ли ты, о Джамиль, что я принял Ислам и вошел в религию Мухаммада?” Услышав это, Джамиль побежал и добежав до Каабы, изо всех сил закричал: “О курайшиты! Ибн аль-Хаттаб стал вероотступником!” ‘Умар (да будет доволен им Аллах) шедший позади него, сказал: “Он лжет, я не отрекся от веры, а принял Ислам!» После этого люди набросились на него, и они дрались, пока время не приблизилось к полудню, после чего лишившийся сил ‘Умар сел, люди встали над ним, и он сказал: “Делайте, что хотите, а я клянусь Аллахом, что, если бы нас было триста человек, мы бы оставили вам Мекку или же вы оставили ее нам!” И когда они были в таком положении, к ним подошел один старец из числа курайшитов и спросил: «Что с вами?» Ему ответили: «‘Умар стал вероотступником!» Он сказал: “Человек выбрал для себя это, так что же вы хотите? Оставьте его в покое!” Затем после переселения в Медину я как-то спросил отца: “О отец, кто был тот человек, который велел людям отстать от тебя, когда они сражались с тобой после того, как ты принял Ислам?” На что он ответил: “О сынок, это был аль-‘Асс ибн Уаиль ас-Сахми”. Ибн Хиббан 1829, аль-Хаким 3/85, Ибн Хишам 1/233. Хафиз Ибн Касир и шейх аль-Альбани назвали иснад хорошим. См. “аль-Бидая” 2/39, “Сахих аль-Мауарид” 2181.

Важная польза:

Шейх аль-Альбани говорил: “Некоторые люди посчитали, что все, что приводится в книгах по истории и жизнеописанию, является частью исламской истории, в которой нельзя что-либо отвергать. Однако это является глубочайшим невежеством в отношении прекрасной истории Ислама! Ведь исламская история отличается от историй различных народов тем, что она сохранила важное средство, посредством которого различается достоверное от недостоверного. И это то же самое средство, посредством которого распознаются достоверные хадисы от слабых, а это – иснад (цепочка передатчиков), о котором некоторые саляфы говорили: «Если бы не иснад, то каждый бы говорил то, что пожелал!» И по этой причине, когда другие общины утеряли это великое средство, их история наполнилась нелепостью и искажениями!” См. “ас-Сильсиля ас-сахиха” 5/331-332.

О словах ангела Джибриля про ‘Али: «Нет меча кроме зуль-Фикъара и нет юноши кроме ‘Али»

У ас-Суюты в «Джами’ аль-ахадис» Раздел: «Сообщения от ‘Али ибн Аби Талиба» приводится следующее:

«Затем ‘Али сказал: «Я взываю к вам именем Аллаха, о собрание мухаджиров и ансаров, знаете ли вы, что Джибриль пришел к пророку (мир ему и благословение Аллаха) и сказал: «О Мухаммад, нет меча кроме зуль-Фикъара и нет юноши кроме ‘Али». Разве вы не знаете, разве не обо мне это было сказано?»

Данный хадис имам ас-Суюты поместил в свой сборник ложных и выдуманных хадисов «Аль-Али аль-масну’а фи аль-ахадис аль-маудъу’а» (1/133), а также ибн аль-Джаузи поместил его в аналогичный сборник ложных хадисов «аль-Маудъу’ат» (1/382).

История о том, как Абу Суфьян отправился в Медину для возобновления мирного соглашения с мусульманами и о том, как он принял Ислам

Ибн Исхакъ рассказывал: ”…добравшись до Медины, Абу Суфйан пришел к своей дочери Умм Хабибе (да будет доволен ею Аллах), а когда он хотел сесть на подстилку посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) она свернула ее. Абу Суфйан сказал: “О доченька, я не могу понять, ты считаешь, что эта подстилка слишком хороша для меня, или же, что я слишком хорош для этой подстилки?” Она сказала: “Это подстилка посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), а ты – нечистый многобожник!” – и тогда он воскликнул: “Клянусь Аллахом, после того, как ты покинула меня, что-то дурное случилось с тобой!”

А потом он отправился к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и стал говорить с ним, но не получил никакого ответа. Затем он отправился к Абу Бакру (да будет доволен им Аллах) и попросил его поговорить с посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) однако он сказал: “Я не сделаю этого”. Затем Абу Суфйан пришел к Умару бин аль-Хаттабу (да будет доволен им Аллах) и обратился с этой же просьбой к нему, но он сказал: “Неужели же стану я обращаться с ходатайством за вас к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)?! Клянусь Аллахом, даже если речь будет идти даже о пылинке, я стану сражаться с вами из-за нее!” Затем Абу Суфйан пришел к Али бин Абу Талибу и Фатиме (да будет доволен Аллах ими обоими) перед которыми ползал Хасан и сказал: “О Али, поистине, здесь ты мой самый близкий родственник! Я пришел по необходимости и не могу вернуться с пустыми руками, так обратись же к Мухаммаду с ходатайством за меня!” На это Али (да будет доволен им Аллах) сказал: “Горе тебе, о Абу Суфйан, посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) решил сделать то, относительно чего мы говорить с ним не можем!” А потом Абу Суфйан повернулся к Фатиме (да будет доволен ею Аллах) и сказал: “Не велишь ли ты своему сыну, чтобы он примирил людей между собой, в обмен на то, что будет он господином людей до конца времен?” – на что Фатима сказала: “Клянусь Аллахом, мой сын еще не дорос до того, чтобы примирять людей друг с другом, и никому не позволено брать под защиту другого против воли посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)!”

Тогда в глазах у Абу Суфйана потемнело, и, охваченный волнением и отчаянием, он сказал Али бин Абу Талибу (да будет доволен им Аллах): “О Абу-ль-Хасан, я вижу, что дела мои плохи, так дай же мне совет!” Али сказал: “Клянусь Аллахом, я не знаю, что может помочь тебе! Однако ты ведь являешься предводителем кинанитов, ступай же и объяви перемирие между людьми, а потом возвращайся обратно в Мекку”. Абу Суфйан спросил: “И ты думаешь, что это чем-то поможет мне?” Али сказал: “Нет, клянусь Аллахом, я так не думаю, но больше ничего тебе посоветовать не могу”. Тогда Абу Суфйан пошел в мечеть и сказал: “О люди, поистине я объявляю о перемирии между людьми”, а потом сел на своего верблюда и уехал.

Когда он вернулся к курайшитам, они спросили: “С чем ты приехал?” Абу Суфйан сказал: “Я пришел к Мухаммаду и поговорил с ним, но, клянусь Аллахом, он не дал мне никакого ответа, потом я пришел к Ибн Абу Кухафе, но и от него ничего не услышал, потом я пришел к Умару бин аль-Хаттабу и увидел, что он настроен наиболее враждебно, а потом я пришел к Али и увидел, что он наиболее сговорчивый из всех, и он дал мне совет, которому я последовал, однако, клянусь Аллахом, я не знаю, принесет ли это хоть какую-нибудь пользу!” Они спросили: “Что же он посоветовал тебе?” Абу Суфйан сказал: “Он сказал, чтобы я объявил о перемирии, и я так и поступил”. Они спросили: “А дал ли на это свое разрешение Мухаммад?” Он сказал: “Нет”. Они сказали: “Горе тебе, этот человек просто играл с тобой!” – и Абу Суфйан сказал: “Клянусь Аллахом, больше я ничего не добился”.

Шейх аль-Альбани (да помилует его Аллах) сказал: «Это слабое сообщение. Ибн Исхакъ приводит его без иснада». См. «Тахъридж ахадис фикъх ас-сира» (373). Также его передает аль-Уакъыди, чьи сообщения не принимаются (матрук). См. «Аль-магъази» (7/56-57).

Даже сам факт того, что Абу Суфьян прибыл в Медину для того, чтобы возобновить перемирие с мусульманами, не был установлен каким-либо достоверным непрерывным иснадом. Единственное, что передается по этому поводу, так это сообщение от ‘Икъримы у ибн Абу Шейбы, а также от Мухаммада ибн ‘Аббада ибн Джа’фара, которое приводит Мусаддид, и еще у Ибн ‘Аиза от ‘Урвы. Однако все они передаются в форме мурсаль (разновидность слабого хадиса). См. «Фатх аль-Бари» (8/6).

Более того Бухари приводит следующее: «Когда посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) отправился в поход для покорения Мекки, эта весть достигла курайшитов. Абу Суфьян ибн Харб, Хаким ибн Хизам и Будайль ибн Уаркъа вышли из Мекки в поиске новых известий… Тогда их заметили разведчики посланника Аллаха, застигли их и взяли в плен привели к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) … после чего Абу Суфьян принял Ислам». См. «Фатх аль-Бари» (8/5). «Глава о том, где посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) установил свое знамя в день взятия Мекки».

У Муслима приводится следующее: «Когда Абу Суфьян в сопровождении нескольких человек явился к Сальману, Билялю и Сухейбу, они стали говорить: «Клянёмся Аллахом, мечи Аллаха не получили своего от шеи врага Аллаха!» Что же касается Абу Бакра, то он воскликнул: «И вы говорите подобное шейху и господину курайшитов?! Потом пришел к пророку и обо всем рассказал ему, на что он (мир ему и благословение Аллаха) сказал ему: «О Абу Бакр, может ты разгневал их? Поистине, если ты разгневал их, то значит, что ты разгневал Господа твоего!» Тогда Абу Бакр пришел к ним и спросил «О братья, не разгневал ли я вас? – они же сказали ему: «Нет, о брат наш, да простит тебя Аллах». См. «Сахих муслим», «Глава о достоинстве Сальмана, Биляля и Сухейба».

Имам ан-Науауи (да помилует его Аллах) писал: «Этот визит Абу Суфьяна к мусульманам произошел тогда, когда он еще был неверным, во время перемирия, уже после худайбийского мира». См. «Шарх Муслим» (16/66).

В «Шархе аль-Убейя» говорится: «Очевидно, что это произошло до принятия Ислама Абу Суфьяном, именно поэтому Абу Бакр сказал: «И вы говорите подобное шейху и господину курайшитов?!», не сказав: «И вы говорите подобное мусульманину?!» См. «Шарх аль-Убейя ‘аля Муслим» (8/432).

Нет никаких сомнений в том, что в этом момент Абу Суфьян еще не был мусульманином. Однако вопрос, когда же это все-таки произошло?

Однозначно, что это произошло после того, как он попал в плен к разведчикам пророка (мир ему и благословение Аллаха) и они доставили его к нему, как это приводится в передаче Бухари, которую мы уже упоминали «…застигли их и взяли в плен… после чего Абу Суфьян принял Ислам». Однако это произошло не сразу, как он оказался в плену посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), а после — когда они были вынуждены задержаться из-за узкого горного перехода, и пред его глазами предстало все войско Аллаха, подобно тому, как это происходит в наши дни во время военных парадов. После того как «демонстрация» войск закончилась, «…Абу Суфьян сказал ‘Аббасу: «Сегодня власть перешла твоему племяннику для великого дела». На что ‘Аббас сказал ему: «Горе тебе, о Абу Суфьян, ведь это же пророчество!» и Абу Суфьян сказал: «Как же прекрасно оно тогда…» Это часть длинного предания. Которую приводит ибн Исхакъ. См. «Ар-роудъ аль-унуф» (7/60).

Бухари и Муслим также приводит некоторые моменты из этой истории. Ибн Хаджар привел ее полностью в «Маталиб аль-‘Алия» (4/248), приписав Исхакъу ибн Рахауийе и сказав: «Это достоверный хадис». Шейх аль-Альбани также согласился с ее достоверностью сказав: «Это самое достоверное и наиболее полное, а также снабжённое иснадом, из того, что я смог найти по поводу истории о взятии Мекки, да хранит ее Аллах». См. «Сильсиля ас-сахиха» (№3341).

Об истории, как один сподвижник убил иудея за то, что он обнажил ‘аурат мусульманки

Часто мусульмане задаются вопросом относительно истории, которую приводит шейх аль-Мубаракфури в «Рахик аль-Махтум», ссылаясь на Сиру ибн Хишама, передавшего от абу ‘Ауна: «Как-то раз одна арабка принесла свой товар на рынок бану кайнука’ и продала его там, а потом села рядом с каким-то ювелиром. Иудеи стали добиваться от нее, чтобы она открыла своё лицо, но она отказалась сделать это, а этот ювелир незаметно подобрался к ней сзади и привязал края ее одежды к ее спине, и когда она поднялась со своего места, срам ее обнажился. Иудеи стали смеяться над ней, а она закричала. Тогда один из мусульман бросился на этого ювелира, который тоже был иудеем, и убил его, а иудеи набросились на этого мусульманина и убили его. После этого члены семьи убитого мусульманина призвали других мусульман на помощь против иудеев, и между ними и иудеями из бану Кайнука произошла стычка».

Эту историю также в качестве довода на различные вылазки приводят сторонники джама’ата такфир и джихад, даже не желая узнать, является ли это сообщение для них доводом в их поступках? А если и является, то достоверно ли оно вообще?

Вот слова шейха аль-Альбани об этой истории: “Иснад этого сообщения прерванный в конце (мурсаль) и в начале (му’алляк), ибо ибн Хишам (3/15) сказал: «Упомянул АбдуЛлах ибн Джа’фар ибн аль-Мусавар ибн Махрама от абу ‘Ауна…», после чего привел этот рассказ. Имя этого абу ‘Ауна – Мухаммад ибн АбдиЛлях ас-Сакафи аль-Куфи аль-А’уар, который умер в 116 г.х. Он из числа малых таби’инов, который не застал этого события! А АбдуЛлах ибн Джа’фар из числа шейхов Ахмада, который умер в 170г.х. А между ним и ибн Хишамом пропасть. И иснад этот слабый, слабость которого явная!” (см. “Дифа’ ‘ан аль-хадис уа-ссира” 26-27).

Таким образом, данная история недостоверна и не может быть шариатским доводом на что-то, и в частности на убийство неверных в странах договора, мирных жителей и т.д.

История о том, как во время биты у Рва сподвижник Ну’айм ибн Мас’уд аль-Гъатафани посеял смуту в рядах неверных

Эта история весьма известна и распространена среди мусульман, и ее приводит также шейх аль-Мубаракфури в своей Сире вот в таком виде:

«Один человек из бану гатафан по имени Ну‘айм бин Мас‘уд бин Амр (да будет доволен им Аллах) явился к посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и сказал: “О посланник Аллаха, поистине, я принял ислам, но мои соплеменники об этом не знают, приказывай же мне, что пожелаешь!” – и тогда посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: “Ты один, так делай же, что можешь, ведь, поистине, война – это обман”. После этого Ну‘айм (да будет доволен им Аллах) сразу же отправился к бану курайза, с которыми он дружил во времена джахилийи, и сказал их предводителям: “Вы знаете, как я люблю вас и какие отношения между нами существуют”. Они сказали: “Ты говоришь правду”. Тогда он сказал: “Положение курайшитов отличается от вашего положения, ибо это – ваш город, в котором находится ваше имущество, жены и дети, и вы никуда не можете отсюда уйти, тогда как курайшиты и бану гатафан явились сюда, чтобы воевать с Мухаммадом и его товарищами, а вы помогаете им. А ведь их селения, имущество и жены находятся в других местах, и если им представится удобный случай, они используют его, в противном же случае они вернутся к себе и оставят вас наедине с Мухаммадом, который отомстит вам”. Они спросили: “Так что же нам делать, о Ну‘айм?” – на что он сказал: “Не сражайтесь вместе с ними, пока они не дадут вам своих заложников”, – и они сказали: “Ты подсказал правильное решение!”

После этого Ну‘айм (да будет доволен им Аллах) сразу же отправился к курайшитам и сказал им: “Вы знаете, как я люблю вас и как хорошо отношусь к вам”. Они сказали: “Да”. Тогда он сказал: “Иудеи жалеют о том, что нарушили договор с Мухаммадом и его товарищами, и они написали ему, что возьмут у вас заложников и передадут их ему, после чего станут помогать ему в борьбе против вас, а поэтому если они станут требовать у вас заложников, никого не давайте им!” А затем Ну‘айм (да будет доволен им Аллах) пришел к бану гатафан и сказал им нечто подобное.

В одну из субботних ночей месяца шавваль пятого года хиджры курайшиты и бану гатафан прислали к иудеям гонцов, чтобы сказать им следующее: “Мы находимся не на своей земле, наши животные гибнут, а люди испытывают страдания, поднимайтесь же с нами на бой против Мухаммада!” Однако иудеи ответили им: “Сегодня суббота, а вы знаете, что постигло тех живших до нас, кто нарушал субботу. Кроме того, мы не станем сражаться с вами, пока вы не пришлете к нам заложников”. И когда гонцы вернулись к предводителям курайшитов и бану гатафан с таким ответом, они сказали: “Клянемся Аллахом, ты сказал о них правду, о Ну‘айм”, после чего снова направили к иудеям гонцов, чтобы сказать: “Клянемся Аллахом, мы никого не пришлем к вам! Выходите с нами на бой против Мухаммада!” – и тогда предводители бану курайза стали говорить друг другу: “Клянемся Аллахом, Ну‘айм сказал вам правду!” После этого решимость обеих сторон ослабла и в рядах их произошел раскол».

Шейх аль-Альбани сказал: «Эту историю упомянул Ибн Исхакъ без иснада, а от него ее передал Ибн Хишам 2/193-194. Однако слова пророка (мир ему и благословение Аллаха): «Война – это обман» являются достоверными, передающимися многими путями, и это приводят аль-Бухари и Муслим». См. «Тахкыкъ Фикъх ас-Сира» 307.

Также о том, что эта история недостоверная говорится в «ас-Сильсиля ад-да’ифа уаль-мауду’а» 3777, «Ма ша’а уа лям есбут фи-ссира ан-набауия» 170 и в «ас-Сира ан-набауия ас-сахиха» 2/430.

Что касается истинной причины раскола в рядах неверных и того, почему они покинули поле боя, то об этом сообщил Аллах в Коране: «О те, которые уверовали! Помните милость Аллаха, которая была оказана вам, когда воины выступили против вас. Мы наслали на них ветер и воинов, которых вы не видели. Аллах видит то, что вы совершаете». (аль-Ахзаб 33: 9).

Итак, причиной были:
1. Сильный ветер, который послал на кафирские племена Аллах. Ибн ‘Аббас рассказывал, что посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Победа была дарована мне (в день битвы у рва) посредством ас-саба (восточного ветра), а ‘адитов погубил ад-дабур (западный ветер)». аль-Бухари 1035, Муслим 900.

2. Невидимое войско — это ангелы, как сказал Муджахид и др. толкователи. См. «Тафсир ат-Табари» 1928.

Достоверность асара: «Нет отрезания руки за воровство в голодный год»

Этот асар приводят Ибн Аби Шейба 5/251 и аль-Бухари в «ат-Тарих» 3/4. В его иснаде два неизвестных передатчика: Хассан ибн Захир и Хусайн ибн Худайр. По этой причине шейх аль-Альбани назвал данный асар Умара слабым в «аль-Ируа» № 2428.

Однако на этот асар опирался имам Ахмад, а также и шейх Ибн аль-Къайим говорил, что постановление о том, что наказание как отсечение руки снимается с того, кто украл из-за голода и т.п., является правильным. См. «И’лямуль-мууаккъи’ин» 3/23.

И это постановление также подтверждает другой асар от Умара ибн аль-Хаттаба, который приводит имам Малик в «аль-Мууатта» в главе «аль-Акъдыя» 2/123, что рабы (слуги) Хатыба ибн Аби Бальта’а украли однажды верблюда. Когда это дошло до Умара, они признались в этом, и Умар не отрезал им руки, сказав, что знает, что причиной кражи стал их голод.

Имам аш-Шафи’и в «аль-Умм» 7/231 в главе «аль-Акъдыя» сказал: «Это сообщение достоверно от Умара и он судил на основании этого в Медине между мухаджирами и ансарами».

Имам Ибн Хазм сказал: «Достоверность этого асара подобна солнцу». См. «аль-Мухалля» 11/235.

 И в заключении, хвала Аллаху – Господу миров!

«Саляф – Форум»



Понравилось? Поделитесь с друзьями!


Опубликовать в twitter.com Опубликовать в своем блоге livejournal.com



Еще интересных статей?
Подпишитесь на обновления сайта!

Получать обновления по RSS Каналу
Локализовано: Русскоязычные шаблоны ВордПресс